?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

В своих статьях автор часто ссылается на изречения, мысли и цитаты, подчерпнутые им из различных книг. Однако существуют книги, цитировать которые можно бесконечно. Фактически каждая фраза в них включает в себя столько смысла, что простое цитирование не поможет достичь ожидаемого эффекта. К книгам такого рода я отношу Дао-Дэ-Цзин - сборник уникальной мысли, редкий случай признанной виртуозности авторов, сумевших к краткой форме изложить то, что в принципе сложно изложить устно, а тем более письменно. Данная статья представляет собой сборник комментариев к Дао-Дэ-Цзин, призванных улучшить понимание изложенного в данной книге материала, а также избавить нас от многочисленных ошибок перевода данной книги знатоками древнекитайского языка и китайской культуры, так и не понявших суть книги.

История появления книги Дао-Дэ-Цзин овеяна тайнами и легендами. О жизни Лао-Цзы, считающегося если не единственным, то основным автором книги, также написано довольно много.  Автор не будет останавливаться на этом подробно. Скажу лишь, что подобрать адекватный перевод книги на русский язык было делом сложным. Не в поэзии и философии ценность Дао-дэ-Цзин, не в красоте ее лаконичности. Это не философская книга, и даже не религиозная, как может показаться основной массе ее читателей. Эта книга не расскажет о том, как прийти к успеху, обрести бессмертие и тому подобное. Дао-Дэ-Цзин – краткий сборник критики на основные законы и догмы, на базе которых мы строим свое сегодняшнее миропонимание, и краткий сборник вполне практических советов, как избежать таких ошибок в будущем. Если вы поймете и полностью пропустите через себя мысль авторов Дао-Дэ-Цзин, то другие книги, а также различные спекуляции на эту тему покажутся вам как минимум не интересными и даже деструктивными.

За основу для комментирования автор взял перевод книги «Дао-Дэ-Цзин» издательства «Вагриус» (ISBN 5-9697-0282-X; 2006 г.), как наиболее близкое, по мнению автора статьи, к исходной мысли Лао-Цзы. Основной материал книги изложен в 81-й краткой части, каждая из которых посвящена какому-либо одному аспекту нашего бытия. В рамках данной статьи рассмотрим первую из них.
ОДИН
Сказал Дао — не сказал ничего.
Промолчал о Дао — выразил пустоту.
Назвал имя — обрек имя на смерть.
Безымянное есть начало неба и земли.
Имя расторгает чашу Единого
На тьму скучных вещей.
Страсть видит причудливый хаос осколков.
Бесстрастный в каждом видит тайну начала.
Две разные реки из одного источника.
Слитые вместе становятся глубочайшей.
Путь от одной к другой — путь к истоку.


Мы постоянно тратим наши усилия на то, чтобы познать мир вокруг нас. Чтобы придать этому процессу какой-то видимый порядок, мы произвели разделение на субъект и объект познания. Сначала мы отделили себя от познаваемого мира – создали субъект познания. Потом мы стали делить оставшуюся часть мира на объекты познания. Каждый из объектов познания мы воспринимаем как некую форму и даем ей какое-либо имя: дерево, камень, птица, человек и т.д. Потом оказалось, что установленные нами имена-формы не являются чем-то неделимым. Мы продолжили дробление, создавая новые имена-формы. Например, поделили человека на кожу, кости, внутренние органы и т.д. Потом продолжили деление на клетки, молекулы и атомы, классифицируя и именуя при этом каждую найденную нами форму, вкладывая ее в иерархию форм. Процесс этот приобрел характер бесконечного, мы каждый день открываем что-то новое, как «горизонтально», обнаруживая новые формы уже на известных нам уровнях иерархии (например, обнаруживая новые вирусы на клеточном уровне), так и вертикально – в микро- и макро-мирах, добавляя новые уровни иерархий. Далее мы описываем каждое имя-форму, даем им характеристики: большое/малое, красное/синее, хорошее/плохое, теплое/горячее и так далее. Находим вдоль и поперек иерархий взаимосвязанные характеристики – причинно-следственные связи – законы. Малое притягивается к большому (законы гравитации), с возрастанием силы воздействия растет сила сопротивления (третий закон Ньютона) и так далее.  Определяем константы в этих законах: число Пи, постоянная Планка и т.д. В качестве оружия, рассекающего единый мир на множество объектов, мы используем понятия времени и пространства. Первое, чтобы отделить объекты друг от друга, а второе, чтобы описать их движение друг относительно друга. Все непостоянно, объекты движутся, расстояния меняются, характеристики меняются и так далее. Кроме того, сами формы не постоянны, природа эволюционирует, появляются новые виды и исчезают старые, мы сами живем и умираем. Без «времени» просто никак. Время – это единственное, что нам позволяет описывать изменчивый мир, как набор взаимосвязанных констант.

Бесконечность самого процесса познания изменчивовго мира вселяет некоторую неуверенность. Каждый день приносит новые открытия, закономерности. Некоторые из которых разрушают теории и гипотезы, кажущиеся незыблемыми еще вчера. Кроме того, нельзя не обратить внимание на серьезный субъективизм, исходящий от самих субъектов познания. Что одному кажется большим, другому кажется малым. Одному нечто кажется удаленным, другому близким. То есть процессы дробления и описания характеристик объектов познания полностью зависят от целей субъектов познания, то есть нас. Наука таким образом не объективна, а совсем даже наоборот. Кроме того, существует ряд основополагающих вопросов, с которых мы собственно начали поиски, но к решению которых так и не приблизились. На часть из этих вопросов автор пытался отвечать в более ранних статьях (см. «В чем смысл жизни?», «Что нас ждет после смерти?», «Существует ли Бог?», «Как устроен мир?» и т.д.), здесь заострю внимание только на одном из них – кто такой субъект? (см. «Вопрос вопросов»). Мы никак не можем ответить на вопрос: «а кто, собственно, познает?». Кто мы сами такие? Самодробление субъекта познания на отдельные объекты (мозг, органы чувств и т.д.) нам ответа на этот вопрос не дает.

От отчаяния мы бросаемся в религию: «все есть Бог!». И тут нас поджидают такие же субъективисты, преследующие свои собственные, вполне практичные цели – служители религий. Они не особо тратят время на поиск ответов, у них уже есть готовый на все ответ – все есть Бог! Этот ответ в целом ничего не объясняет, но несколько отбивает охоту познавать вообще. Так как: «Бог непознаваем!». В общем из одной крайности в другую.

Реальный мир – константа. Он не имеет характеристик, он не дробится, не зависит от времени и расстояний. Все, что изменчиво – иллюзорно. Наши попытки познать иллюзию равнозначно попытке грамотно классифицировать и описать свой сон, выдать по нему суждения, гипотезы и теоремы. Только просыпаясь ты понимаешь, что сон был полной бессмыслицей, сколь реальным и понятным он бы не казался, пока ты сам был его участником. Иллюзорный мир, то есть мир, зависящий от времени, состоящий из форм-имен, будет настолько богатым и бесконечным, насколько мы сами можем себе это вообразить. Как и сон, воспринимаемая нами часть мира, есть плод нашего же воображения. Мы будем бесконечно его делить на объекты, давать им имена и формы. Бесконечно.

Сказал Дао — не сказал ничего.

Назвав имя, суть которого есть обозначение искусственного ограничения объекта, которое не существует нигде, кроме нашего воображения, мы не добавим и не убавим ничего. Форма существовала и будет существовать без имени, без суждения о ней.

Промолчал о Дао — выразил пустоту.

Только остановившись, перестав бессмысленно перечислять все, что мы видим, мы увидим суть вещей. Мир не делится на объекты и субъекты, те, свою очередь, не дробятся дальше, не двигаются друг относительно друга, не появляются и не исчезают во времени. Субъект и объект познания есть одно и тоже. Именно поэтому говорят: «хочешь познать мир, познай себя». Чтобы познать себя нужно просто перестать генерировать имена-формы, перестать осмысливать видимые события и явления. Просто помолчать в тишине. В полной тишине.  Мысли также нарушают тишину, как и произнесенные слова. Остановив, в том числе, мысленный поток, останешься в полной пустоте. Только абсолютная тишина может ее выразить.

Назвал имя — обрек имя на смерть.

Любая имя-форма зависит от времени. Материальная ли эта форма (дерево, камень, человек) или нематериальная (душа, сознание, Бог). Отделив от общего объект, мы даем ему временную жизнь. Если целый неделимый мир искусственно поделить на части, будь готов к появлению изменчивости, появлению времени. Во времени нет ничего постоянного, есть точка появления, есть точка растворения – смерти.

Безымянное есть начало неба и земли.

Говоря Бог-творец, мы также создаем имя-форму, то есть временный объект. У реальности, у нашей истинной сущности нет и не может быть имени. Не может быть каких-либо суждений об этом, так как некому их давать.

В качестве заключения к первым четырем строкам можно сказать, что человек, понявший суть этих строк, может не читать далее остальную часть книги. Если только для развлечения. Я долго не мог понять этих строк, и для этого пришлось прочитать все и не один раз. При этом, я постоянно возвращался к этим первым строкам, заново их переосмысливая.
Здесь также для сравнения хочу привести другой перевод данных строк Дао-Дэ-Цзин, опубликованный в книге В.В. Малявина (ISBN: 5-17-020073-0):

Путь, о котором можно поведать, - не постоянный Путь.
Имя, которое можно назвать, - не постоянное Имя.
Где имени нет – там начало всех вещей,
Где имя есть – там мать всех вещей.

Как видите, источник один, но перевод полностью искажает исходную мысль. Здесь «Дао» переведено как «Путь». Это довольно типичный случай. Однако автор статьи считает его неверным, так как путь означает движение к какой-либо цели. Дао-дэ-Цзин по определению не может задавать движение, так как движение как раз уводит нас из нашего исходного состояния, заставляет что-то искать, дробить и изучать, затуманивает разум желанием достичь некой цели. Исходное наше состояние абсолютно бесцельно, обездвижено, самодостаточно и от того совершенно. Для возвращения в это состояние не нужно никуда идти и чего-то добиваться.
Какой-либо перевод слова «Дао» абсолютно бессмыслен. Это слово было задумано Мастером (Лао-Цзы) именно для того, чтобы не смешивать понятия. Сказать о том, что у него есть что-то абсолютно новое, что не имеет имени и не может быть сравнено с обычными знакомыми нам понятиями. Вернемся к исходному тексту.

Имя расторгает чашу Единого
На тьму скучных вещей.
Страсть видит причудливый хаос осколков.
Бесстрастный в каждом видит тайну начала.

Искусственное разделение мира на имена-формы, к которому мы настолько привыкли, что уже не воспринимаем никакой другой способ, искажает этот мир. Таким образом, из абсолютно совершенного мир превращается в иллюзорный, зависимую от времени совокупность суждений. Мир становится скучным, так как каждый его осколок становится объектом нашего исследования в отдельности. Мы смотрим на эти осколки, имена-формы, сосредотачиваемся на их взаимодействии между собой во времени и пространстве. Мы затянуты в процесс познания, в движение, недостижимая цель которого заставляет уйти в депрессию. Перестав сосредотачиваться на отдельных объектах, перестав давать им имена, давать по ним субъективные суждения, мы узрим суть вещей. Бесстрастно, без суждений. Мир не обладает характеристиками, по которым о нем можно судить. Нет суждений, нет субъективизма, нет цели, под которую подкладывается наше мнение и формируется чужое.
Не суди, да не судим будешь.
Две разные реки из одного источника.
Слитые вместе становятся глубочайшей.
Путь от одной к другой — путь к истоку.

Поняв неделимость мира, а также неотделимость себя от этого мира, прочувствовав это понимание глубоко, без какого-либо собственного личного отношения к данному факту, беспристрастно, можно испытать глубокое личное переживание, которое единственно может указать на источник всего сущего. Суть всех вещей.

На самом деле нет ничего плохого в познании. Так как вообще нет ничего плохого и хорошего. Плохое и хорошее, это субъективное суждение, не более того. Существуют разные возможности выражения себя. Кто-то выражает себя через движение, и в этом случае данный процесс познания, как процесс ради процесса, вполне имеет право на жизнь. Для тех, кто выбрал такую дорогу, Дао-Дэ-Цзин не будет интересен. Это произведение будет интересно тем, кто разочаровался в жизни и понял, что «постоянное движение» не для него. С него хватит и нужно искать какой-либо другой способ выражать себя. В этом случае Дао-Дэ-Цзин будет представлять собой хорошее лекарство. Однако следует помнить, что лекарство поможет только в том случае, если «больной» действительно хочет вылечиться.

Для автора статьи данная книга была чем-то вроде высшей математики для ученика 4-го класса. Со временем, читая другие произведения, слушая лекции мастеров и шарлатанов, автор все больше понимал суть этой книги. Если вы только начинаете свой путь, то Дао-Дэ-Цзин не для вас.  Приведенные комментарии ненамного повысят понимание Дао-Дэ-Цзин, но хотя бы, автор надеется на это, возбудят интерес к этой теме в целом и желание познакомиться с ней поближе.

Избранные записи из этого журнала

  • Дао-Дэ-Цзин. Комментарии. Часть 2.

    Продолжаем публикации комментариев к Дао-Дэ-Цзин. Рекомендую перед прочтением данной статьи посмотреть первую часть комментариев, в противном…

  • Существует ли Бог? Часть 1.

    Вопрос довольно щепетильный, и любой ответ на него может кого-то обидеть. Однако из списка вопросов, который я хотел осветить в обозримое время,…

Комментарии

so_kir_kin
7 ноя, 2014 21:25 (UTC)
Часто перечитываю, но дао. это неуловимо, не могу его удержать, понимаю, что не надо, но все же пытаюсь. поэтому оно ускользает от меня

Возьми почитать книгу


Аудиолекции
Аудиоблог. Послушать лекции.


Перевод книги Уолтера Рассела Таинство Света
Перевод книги Уолтера Рассела Таинство Света


 

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com
Дизайн yoksel